Психическое здоровье не в том, чтобы избавить человека от всех неприятностей в этом мире и от неприятных эмоций. 

О СЕБЕ

Я спутник, проводник и интегратор. Сейчас я прихожу к целостности и готов этим делится, помогать людям этому учиться. Я занимаюсь психотерапией, частной практикой около трех лет. Параллельно с этим идет коучинг.

Я бы не хотел избавляться от каких-то своих слабостей, потому что это часть меня и это чем-то делает меня уникальным. Наверное, я хотел бы с этим научится лучше справляться и выдерживать. Последнее время чувствую, что мне это удается.

Я стараюсь жить в гармонии с собой. Полный дзен очень сложно обрести, по крайней мере в мегаполисе, в наших современных контекстах. Но я стараюсь это делать — не терять себя, не терять внутреннее согласие, находить опору. Для этого важно уделять время себе и своим ценностям. По возможности, следить за балансом внешних и внутренних реальностей. 

Читай также: Лёша Кондаков: я люблю наблюдать за людьми и бытовыми сценами

О ПСИХОТЕРАПИИ

На сеансе очень важно давать пространство человеку для того, чтобы он выразился, высказался, был услышанным. Но также важно переспрашивать и задавать уточняющие вопросы — это вносит ясность как для меня, так и для человека, который говорит. Важно понимать, что человек подразумевает на уровне фактов. Важно видеть эмоции и переживания, телесный и эмоциональный язык — то, как человек себя показывает и насколько это все гармонично переплетается. Я верю в то, что с практикой вырабатывается определенная гиперчувствительность — называю ее эмоциональной, сердечной памятью. Хороший опытный массажист ведь с первого касания понимает, где у человека зажимы и блоки. Так и тут. Ты можешь интуитивно почувствовать человека и сделать определенную гипотезу. Но это всего лишь гипотеза на уровне ощущений и ее очень важно перепроверить, потому что даже очень тонкое чутье может подвести.

Нужно дать время человеку, чтобы раскрыться и понять суть ситуации.

Происходит обмен энергией и я замечаю, что клиенты уходят более вдохновленными, в большем контакте с собой. И я тоже этим наполняюсь. Мне нравится эта синергия. Это энергия любви, в широком смысле, и душевности, которую мы часто недополучили в детстве, в отношениях, в работе или в других контекстах. Такую энергию мы находим в терапевтическом процессе.

Психическое здоровье не в том, чтобы избавить человека от всех неприятностей в этом мире и от неприятных эмоций. Оно в том, чтобы уметь с ними справляться, выдерживать и принимать возможность возникновения ревности, зависти, обиды, чувства вины и злости. Сделать так, чтобы эти слабости не разрушали ни тебя, ни других людей. 

Читай также: Светлана Эрт: как бы страшно не было, я делаю шаг вперёд

О ВРЕМЕНИ

Мне не хватает замедленности, временного ресурса. Мы все куда то несемся. Хотя у мудрых евреев есть пословица о том, что “когда бог создал время, то создал его достаточно”. 

фото

Есть два понятия проживания времени. Первое — это то, что мы называем тайм менеджмент и пунктуальность, это социальное время. Второе — это время как эмоциональная способность — чему я посвящаю время, как я его проживаю, насколько я смакую им. Мне лично, да и думаю многим людям тоже, не хватает смакования жизни в тех темпах, в которых мы живем. Мы либо очень сильно загружены, либо сами себя загружаем какими-то делами, но при этом все время перескакиваем. Мы часто читаем по 10 книг одновременно, смотрим по несколько сериалов, пытаемся все успеть, но не проживаем близость смакования чем-то одним, чем-то конкретным. Да, нам нравится это большое чувство. Но для того, чтобы понять, что тебе нравится, тебе нужно остановится, замедлиться и, если ты пьешь кофе, сфокусироваться на его вкусе, насколько он хорош, насколько хороший день сегодня. Важно соприкасаться с жизнью. Если мы несемся и не обращаем на это внимание, то просто становимся автоматичными и функциональными. В итоге — истощение, выгорание, апатия, и в конечном итоге депрессия. Жизнь теряет сперва краски, потом смысл.

рыба

О БУДУЩЕМ

Как говорил Джон Леннон: “Жизнь — это то, что с тобой происходит, когда ты строишь планы”.

Я примерно представляю как хотел бы, чтобы выглядела моя жизнь, но я бы не хотел загонять свое будущее в какой-то конкретный план, чтобы будущее стало заложником определенного плана. Я задаю какие-то определенные границы и рамки, направление и вектор ценностей, которые хотел бы реализовать в перспективе. Но, при этом, я оставляю пространство для неожиданного и спонтанного. Потому что будущее — это живая, пластичная субстанция. Отношение с будущим — это, примерно, как отношение с женщиной — оно должно быть тонким, чутким, гибким, затрагивающим. Мне больше нравится отношение к будущему как к мечтанию, а не как к планированию. Да, можно относится к будущему как к объекту, как к какому-то ресурсу — но это проблема нашей цивилизации, что мы ко всему относимся как к объекту, со всего хотим выжать из всего максимум. Часто к отношениям относятся как к объекту думая, что можно получить и поиметь — это отношения объект-объект. А есть отношения субъект-субъект, когда ты понимаешь, что природа с тобой разговаривает, что мир с тобой разговаривает, что люди в корпорациях — это живые люди, это не ресурсы, а капитал, который может генерировать сверхценность.

Читай также: Крис Кулаковска: человеку не хватает реальности

фото

О ВКУСЕ И СМЫСЛЕ

Потеря вкуса к жизни — это проблема. Это то, что мы называем эмоциональным истощением, выгоранием. Это происходит тогда, когда мы мотивируемся только целью, но не содержанием. Когда не проживаем ценность, когда то, что делаем, не вызывает отклика и резонанса — тогда человек начинает быть функциональным и автоматичным. И внешне это может выглядеть очень привлекательно, хорошо, статусно, но человека в этом нет, человек не проживает этой жизни. Чувство бессмысленности — это синдром нашего времени. Когда человек не проживает близость с тем, что делает, когда его ничего не вдохновляет и не возбуждает.

Если человек потерял смысл, то нужно искать не сам смысл, а то, где он его потерял — теряют в таких случаях либо любовь, либо вдохновение. Дорога к смыслу лежит через интерес. Часто люди ищут один, универсальный смысл жизни — но мы ведь проживаем его каждую минуту в том, что делаем, что выбираем и что находим. Если сотрудник не очень вовлечен в процесс, это рано или поздно будет влиять на качество его работы — это проблема многих корпораций сейчас. Но важны не только цели, не только результат. Психика человека устроена так, что ты не можешь относится к нему, как к машине. Иначе он превращается в функцию. Если человек ведет себя функционально долгое время, душа начинает говорить с нами через психосоматику. Человек начинает болеть на уровне тела. Это очень хороший сигнал к тому, что ты живешь не в контакте с собой и своими чувствами. 

ОБ АНТИХРУПКОСТИ

Жесткие ригидные структуры — когда жизнь требует от человека новых реакций, а человек по каким-то причинам застрял в своей зоне комфорта — приводят к кризисам. Потому что жизнь постоянно чего-то от нас хочет, что-то спрашивает — если человек залип на какой-то должности или в отношениях не происходит ничего нового, а все вокруг меняется, если человек не может адаптироваться, то он становится неэффективным. Здоровая позиция — это постоянно вырабатывать “антихрупкость”, внутреннюю пластичность, выдерживать удар и принимать новую форму, но при этом сохранять свое уникальное ядро личности. Иметь ресурс к постоянной трансформации. Не теряя себя, быть живым, как вода. Это сейчас одна из основных компетенций выживания в этом мире. Потому что слишком жесткие структуры — слишком хрупкие, их легко сломать, а гибкое, пластичное тянется, крутится и возвращает свою форму. Это классная метафора для ситуаций, в которых мы сейчас находимся, для стресса, давления, прессинга, глобальных экологических и геополитических перемен.

Читай также: Сила в движении: спецпроект The New York Times

небо

ПРО ОТНОШЕНИЯ

Очень важно быть наедине с собой, слышать себя, свою внутреннюю речь, прислушиваться. Часто люди приносят свои проблемы в отношения с другими, а важно приходить со своим счастьем. Не за счастьем, а с ним. Есть притча: человек попадает в ад, а там темно, холодно. И он думает, где же этот вечный огонь, пожар, горение в котле. Человек начинает срочно кого-то искать, чтобы спросить. Находит беса, а тот ему: у нас такая ситуация, что каждый приходит со своим огнём, со своим адом.

Но отношения нам нужны в том числе, чтобы лучше понять себя, когда мы встречаемся с чем-то иным, чем Я.

Если ты приходишь со своими дефицитами, это часто является причиной созависимых отношений. А отношения должны быть взаимозависимыми. Если для людей станет ценностью выйти с каких-то психодинамических сценарных отношений в пользу осознанных персональных — тогда эти дефициты исправимы. В созависимых получается объект-объект — то есть люди удовлетворяют дефициты друг друга. А во взаимозависимых есть субъект-субъект — это осознанный выбор быть в этих отношениях, что-то приносить, что то получать, что то отдавать взамен — это баланс. Даже если люди совершенно непохожи, вместе их держит именно эта ценность. Это не свобода от, а свобода для. Это важный переход. 

отношения

Есть отношения автоматичные, то что называется психодинамика, там где происходят очень мощные потоки зависимости. И есть отношения персональные, где есть пространство для духовности, свободы и личного выбора. Психодинамика — это автомобиль, у которого есть только тормоз и газ. Часто мы давим и туда, и туда, иногда одновременно. В персональных отношениях появляется руль и коробка передач, какое-то пространство, в котором можно дышать.

Если много психодинамики — люди начинают задыхаться. Люди начинают задыхаться, когда нет пространства для проживания ценности.

Но прежде каждому важно прожить свою жизнь. Знаешь, как говорят: в самолете сразу маску надень себе, а потом другому. А часто происходит наоборот. Чтобы помочь другому, помоги сначала себе. Важно также понимать, нужна ли и поможет ли эта маска другому человеку. Мы часто начинаем заниматься спасательством, действуя в ущерб другому человеку, потому что он на самом деле этого не хочет.

фото

Да, любой имеет право высказывать свою точку зрения. Но здесь важно этому любому понимать, готов ли другой человек ее услышать. Это этический вопрос. Готов ли другой человек это воспринять и выдержать. На Западе говорят: чтобы сказать что-то плохое человеку, ты должен сначала сказать десять раз хорошее. Важно понимать, есть ли у человека ресурс воспринимать твою информацию. Но, все равно, у всех есть право говорить. Это очень классно, когда люди в экологичной форме друг другу говорят о своих переживаниях, несогласиях, чувствах, радостях и страданиях, свободно и открыто. Классно, когда другой готов это выдержать, выслушать, как-то откликнуться на это и поддержать. Это, для меня, пример здоровых отношений. 

О ЛЮБВИ

Любовь — это мощный потенциал, который наполняет и освещает. Любовь — это великая сила и великая способность.

Способность чувствовать.

Способность играть.

Способность доверять.

Способность верить.

Способность надеяться.

Способность прощать.

Это принятие, глубинное спокойствие и выдерживание. Часто мы не можем полностью принять мир в другом человеке, и все, что не можем принять, нам приходится выдерживать. Но мы можем выдерживать это напрягаясь и потом взрываясь, либо выдерживать с глубинным спокойствием, с понимаем того, что человек другой. В широком смысле, это проявление любви. Да, мы никогда не поменяемся в отношениях, но могу ли я это принять и могу ли я это выдержать? И ради чего? Возможно ради любви. 

волна

Любовь — это нечто больше и шире, что выходит за рамки разума, это эмоциональная способность. Способность любить приводит к счастью. А способность рационально познавать и учится приводит к успеху. Мудрость заключается в том, чтобы эти две способности подружились. Если слишком много разума, будет сухость, будут какие-то правильные, сухие, идеальные, но пустые отношения. Если будет одна любовь — будет очень наивно. Важно найти баланс. Не случайно же у нас есть две руки, мама и папа, два полушария, потому что природа, космос говорит, что нам даны две дуальности для того, чтобы приводить их к согласию. Как инь и янь.

Читай также: Виктор Демин: фотография, как глагол, может вместить в себе красноречивое молчание истории «до» и «после»