О СЕБЕ

Фотограф из Ужгорода. Пол года живу в Киеве. Снимаю людей, свадьбы и просто для души.

Если говорить эпитетами, то мои фото, в первую очередь, живые.

свадьба

Сейчас я понимаю, что решающую роль в формировании моего стиля съемки много лет назад сыграли неуверенность и страх взять на себя ответственность за результат работы.

Я не умел придумывать, поэтому учился наблюдать, развивал интуицию, чувство момента, следил за особенностями поведения людей, пропускал их эмоции через себя. Любовь к математике помогала в решении композиционных задач. Однажды я попал на съемку, где мне неожиданно пришлось руководить процессом. И оказалось, что у меня есть все знания, чтоб обеспечить результат. Для меня это личный пример того, как недостатки могут стать достоинствами, если их правильно осмыслить.

Читай также: Ульяна Нешева: сразу была худ школа, а теперь жизнь

свадьба

О ФОТОГРАФИИ

Фотография – это поиск единомышленников и средство общения. Самое ценное – когда находишь таким образом людей, с кем есть общее понимание тонких моментов.

Я слышал, что на дне океана, в полной темноте, под давлением огромных масс воды живут рыбы, которые освещают пространство вокруг себя маленькими фонариками. Думаю, они испытывают похожие чувства, внезапно встречая друг друга на глубине.

В детстве дед подарил мне целую фотолабораторию – фотоаппарат ФЭД, фотоувеличитель, ванночки для проявки. Не знаю, как это возможно, но я ее где-то потерял. Теперь понимаю, что это как “чеховское ружье”, которое мелькнуло передо мной в детстве, а сработало через много лет.

Первые регулярные снимки я стал делать на студенческих гулянках на телефон-раскладушку. Мне нравилось, что у меня остается то, чего никто не помнит. Тогда понял, что фото – идеальный инструмент для того, чтобы поймать неуловимое.

Фотоаппарат – это друг. Я ношу его на шейном ремне, но один раз забыл ремень дома и пришлось таскать его в руке целый день. Я держал его в руке крепко и осознанно, ощущал изгибы, вес. Чувство было, будто неожиданно встретил старого друга, которого давно не видел. Это был молчаливый диалог посредством тактильного контакта. Мы тогда еще больше сблизились, лучше поняли друг друга. Наш тандем заработал эффективнее.

О СЮЖЕТЕ

Я не выделяю для себя любимых жанров или сюжетов.

Все сюжеты, так или иначе, связаны с людьми. Даже если ты смотришь на пейзаж, на красивый закат, то все равно ассоциируешь это с человеком, с которым переживал вместе что-то хорошее. Сегодня я могу снимать свадьбу или концерт, а завтра сдам фото на обработку и пойду гулять без цели с фотоаппаратом на плече.

Читай также: София Полищук: фотография — это эйфория

Люблю удивляться. В чужих снимках меня больше интересует не прямой посыл, а ощущение, которое остается после просмотра. Это как читать книгу между строк: главное обычно не произносят вслух.

Я люблю сюжеты с недосказанностью и эффектом присутствия. Прямые фото “в лоб” нравятся не меньше.

Когда учился снимать, в большинстве случаев, не думал о происходящем, просто анализировал сочетания форм, цветов, масс и текстур, пробовал неожиданные ракурсы. Заставлял их взаимодействовать. Со временем я стал добавлять к этому игру со смыслами.

Визуальный эффект и сейчас часто становится для меня первопричиной появления снимка.

ПРО КИЕВ

Зима была долгой и холодной. Я быстро учусь. Прошло всего лишь пару месяцев, как я живу здесь, а уже умею ездить в метро без рук, не отвечать на сообщения в мессенджере, больше планировать и меньше мечтать. Шучу.

оно

Первое, что почувствовал после переезда из Ужгорода – то, что у людей очень ограничено время. Здесь имеет большое значение слово “эффективность”. В большинстве случаев, с тобой общаются, пока есть надобность. Как только дело решено, человек сразу переключается на другую задачу и больше тебя не замечает. Поначалу было трудно привыкнуть к этому. Друг шутил, что я приехал в столицу очень ранимым. Но я быстро понял, что это нужное свойство для выживания в большом городе. Во-первых, четко проявилась грань между близкими друзьями, просто хорошими знакомыми и людьми, с которыми общаешься по работе. Во-вторых, это возможность остаться один на один со своими задачами, и они от этого существенно выиграли.

оно

Я люблю людей и для меня важно живое человеческое общение – слушать, чувствовать, наблюдать, самому рассказывать истории. Поэтому, не смотря на то, что становлюсь тут более организованным, позволяю себе спонтанность и ценю возможность выйти из дома без цели – поснимать, поработать в городе или просто погулять без планов. Это настоящая роскошь.

оно

А еще стараюсь почаще напоминать себе, что по-настоящему крутые вещи очень простые. Что важно просто остановится в какой-то момент, улыбнуться другому человеку, посмотреть, как собачка виляет хвостом, как цветут цветы у дороги. Непосредственность вдохновляет.

Интуиция и искренность очень важны. Когда люди чувствуют, что ты искренний, они отвечают взаимностью, и получаются удивительные результаты. Хорошо, если человек доверяет настолько, что не побоится прыгнуть при тебе в воду.

Я люблю требовательных людей и рад с ними работать. Когда ты удовлетворяешь желания требовательного клиента – чувствуешь себя профи.

Когда ты в своем городе — тебе помогают стены. Когда в чужом — помогают люди, которые тебе сопереживают.

О ЛЮДЯХ

Нужно приложить немало усилий, чтобы статичный кадр стал пролонгированным во времени. Вместил в себе красноречивую молчаливость истории “до и после”.

Мир людей наполнен иллюзиями и мечтами. Предлагает нам штучных героев для поднятия самооценки. Переполненный информацией в обмен на тактильный и вербальный контакт, предлагающий развлечение в противовес осмыслению. Мир лайков и смайликов преломляется в прикосновениях пронзительным спектром одиночеств в их поиске пути к общности. Пусть призрачной, пусть на мгновение, которое, скорее всего, останется лишь воспоминанием. Но память – это окно в мир, и нужно научиться принимать ее с уважением (Тарас Табака, рецензия на фото Виктора).

Читай также: Илья Дабсоло. Мой диагноз — фотография

Мне для того, чтобы хорошо снять человека, нужно его за что-то полюбить, почувствовать, найти в нем лучшее. Мне нравятся люди в своей неидеальности и разнообразии проявлений, таким людям хочется сопереживать. Снимки, как и люди, могут выражать искрометную радость и драйв, а могут тихо светиться нежностью и теплотой.

Мне часто пишут: “Никогда не думал, что свадьбы может быть интересно смотреть”. Это одна из лучших похвал. Круто, когда получается изменить представление человека о чем-то в лучшую сторону. А еще я всегда радуюсь, если человек говорит: “не знаю почему, но я так долго рассматривал это фото.” Для меня это значит, что смысловая и визуальная организация снимка хорошо работают вместе.

Я чаще рассматриваю отношения с моделями как “человек — человек”, а не как “фотограф — клиент”. Уверенно чувствую себя как на индийской свадьбе в венском дворце, так и на сельской свадьбе в Закарпатье (ко вторым у меня особая любовь).

Маркетологи говорят – выставляй работы, которые визуально показывают ценности людей, с которыми хочешь работать. Другими словами – хочешь снимать во дворцах – не показывай село. А я показываю работы, которые транслируют скорее эмоциональный и духовный посыл, чем материальный. И сельские свадьбы для меня особенные. Каждый год я беру несколько заказов в горных селах. Там можно получить огромный заряд человечности и душевности, его надолго хватает.

Однажды меня заказала на свадьбу очень состоятельная пара. Невесте понравился снимок мальчишки на сельской свадьбе, который сам за столом наминает курицу. Интересно, что говорят о таких случаях маркетологи? Я подозреваю, что эта дама в Лабутенах в душе такой же ребенок, который в свое время таскал с родительского стола еду.

И что работа на эмоциональном уровне посредством психологического портрета всегда проникает глубже, чем работа с материальными ценностями. Как в случае с рыбами на дне океана.

Во время общения перед съемкой я изучаю человека и выделяю для себя то, чем он отличается от других. Это может быть что-то во внешности или определенная фишка в поведении. Как правило, проявления человека в своем разнообразии намного шире его представлений о себе, и мне очень интересно показать ему самого себя, знакомого и незнакомого одновременно.

Система представлений человека о себе – это защитный экран. Когда я понимаю, что хочу снять, то начинаю искать “уязвимость” в этой системе. Такие снимки для меня лично очень ценны.

Читай также: Владислав Боглаев. Людям нужна эмпатия