Я очень плохо рисовала в детстве. Мне ставили двойки-тройки, но я не останавливалась. Приходила к бабушке, и мы перерисовывали деревья с книг, как сейчас помню. А потом, в классе 6, я увидела огромный натюрморт карандашом, который принес мой однокласник. Он так меня впечатлил, что я захотела рисовать больше и лучше. Пришла домой, рассказала об этом бабушке на эмоциях, а она мне:
— Так пойди в художку!
— Так я же не умею рисовать.
— Так научат.
— Научили.
Так все и началось – с тех пор я очень много рисую и чувствую себя очень серьезным художником.

О ПРОЦЕССЕ СОЗДАНИЯ КАРТИНЫ

Я покупаю холст и никому не даю его в руки, чтобы посторонняя энергия нам не мешала. Несу домой и пару ночей мы спим в одной постели. Я укрываю его, разговариваю, хочу отдаться ему и довериться, рассказать кто я и почему он здесь. Когда ухожу, ложу его на свое место чтобы он полностью впитал мою энергию после сна. И так проходит пару дней. Когда я понимаю, что все, время пришло, начинается следующий очень смешной этап – я ставлю его перед собой на кухне, разговариваю, крашусь перед ним, рассказываю, как прошел мой день.

Я не хочу переходить на тот уровень где искусство — это зарабатывание денег.

Третий этап – когда я начинаю писать. Отношу холст в комнату и делаю голубой с потеками фон. Он для меня как кефирное небо. Так я задаю ему тон под классическую музыку, чаще это Тирсен.
Мне нужно что то глубокое, что может вдохновить. От готового фона до четвертого этапа может пройти сколько угодно времени. Холст сам должен меня позвать. Я никогда не пишу картины потому что нужно, потому что должна – это ужасно. Это же не яичницу жарить.

фрося

фрося

Четвертый этап – холст меня зовет, я с ним общаюсь и интуитивно начинаю писать. Я никогда не знаю, что будет. Последняя картина, например, была невероятной. Я просто рисовала круги, очень увлеченно, а потом увидела на полотне беременность с месячными. Это было нереально. В такие моменты хочется плакать. Кажется, что это не ты держишь кисть, а она тебя. Что она тебя ведет. Ты никогда не знаешь, о чем будет следующая картина. Ты не сидишь и не рисуешь эти чертовы эскизы, потому что все говорят «надо».
Это магия. Так я превращаю мужчин в женщин – холсты в картины.

Картина — это мой ребенок. Я всем им даю имена. Есть Либро, Оргазмо, Фабро и Мифидо.

У меня одна картина – это всегда один сюжет. Объединяет их только кефирное небо и то, что все они раньше были мужчинами. Все картины о женщинах, но у каждой своя история.

О ЧЕЛОВЕКЕ, КОТОРЫЙ ВДОХНОВЛЯЕТ

Да у меня есть такой человек. Я люблю его, а он любит меня. И из этих чувств состоит моя жизнь, мое творчество. С одной стороны, я чувствую себя в ракушке, потому что очень сильно зависима от этих эмоций. С другой, я понимаю, что не смогу без этого, это очень сильно на меня влияет.

Я пытаюсь хамелеонить. Входить в каждого человека, чтобы чувствовать его.

фрося

Читай также: Упражнение на развитие креативности

О ЛЮБВИ

Любовь как наркотик. Ты становишься зависимым. Физически тоже.

О БОЛИ

Боль — это любовь. Если я люблю – я страдаю. Если я не люблю – страдаю тоже. Но без боли я бы не творила, не рисовала, не писала, вообще ничего не было бы. Боль, она ведь с рождения с нами. Вот в 12 лет я влюбилась в одного парня и сразу поняла – я из тех людей, которые часто будут наступать на эти грабли, поняла, что часто буду по этому поводу страдать. Все мои стихи и картины от этого.

О ЛЮБИМОМ ЗАПАХЕ

Мята. Очень люблю мяту.

О ВРЕМЕНИ ГОДА

Помню детство. Осень. Листья. Я иду маленькая в фиолетовой курточке из художки и мечтаю, что, когда вырасту, буду очень красивой, коротко стриженой, блондинкой, худенькой, у меня будут татуировки, буду жить в Киеве, буду художницей и актрисой.

Когда я вижу осень, то сразу возвращаюсь в это воспоминание. Мне хочется подойти, обнять эту маленькую девочку, обнять себя и сказать: Все будет хорошо, мечты сбываются!

фрося

О ЖЕЛАНИИ

Я очень хочу сыграть какую то одурманенную или наркоманку. Что тяжелое, психологическое. Чтобы я могла все туда отдать и показать, как на самом деле человеку в таких ситуациях, как он себя чувствует.

Я не такая как вы и это нормально. Вы елка, у вас шишки. А я яблоня. Я не могу рождать ваши шишки. Я художник. Я все вкладываю в свои картины, они для меня как друзья, как дети.

О КЕФИРЕ

Он помог мне стать худой. Я пила кефир, кушала орехи и много ходила пешком, а потом превратилась с пухлощекой девочки в совсем другого человека. Кефир помог мне воплотить мечту в реальность.

О ПЕРЕМЕНАХ

Я иногда меняюсь, да. У меня дома пять париков – длинные рыжие волосы, белая карешка и просто кудрявый есть. Мои соседи, наверное, думают, что рядом с ними живет транс.

Смотри также: Как еда ведет себя перед пленкой

фрося

Если бы вернуть все обратно, я хотела бы стать адвокатом. Надеть строгий костюм и защищать чьи то права.

фрося

 

О ЛЮБИМОМ ЖИВОТНОМ

Собака. Потому, что она реально любит. Я даже мужчин так проверяю, спрашиваю: кошка или собака? И если выбирает первое, то все, не мой человек.

О СНАХ

Помню один. Я бросаю в кастрюлю сосиску. Сосиска варится и превращается в девушку в латексе. Она изворачивается. Ей больно. И все это в кислотных ярких остро сексуальных тонах.

О СТИХАХ

Стихи, как и картины, это мои месячные. Я никогда их специально не вызываю и никогда их не останавливаю.

 

Читай также о художнике-мужчине: Константин Лизогуб. Художникам нужно рефлексировать

 

All images © Ally Fane