О СЕБЕ

Я фотограф и я мама, это важно, потому что большинство того, что я снимаю — это истории о родительстве, материнстве, о детях, о том, как они формируются и как изменяют макрокосм своей семьи. Для меня материнство — это как всемирная история, мне интересны сюжеты, интересна динамика, меня манит то, что за кадром, я хочу не просто увидеть “семья: мать, отец, трое детей, улыбаются, фото, 1906 г.”, я хочу, чтобы зритель сказал: “посмотри, как мама смотрит на младенца, какая любовь в ее глазах”.

Я мама недоношенного ребенка, за шесть недель в роддоме я увидела десятки историй о надежде, страхе, радости, после этого я начала снимать эти семьи. Каждая история немного погружает меня в катарсис, я приезжаю всегда раньше, чем нужно, потому что знаю, что буду рыдать в два ручья, но сделать это надо до того, как переступлю порог палаты.

Я не аудиал совершенно. Когда фотографы снимают, и у них в голове звучит саундтрек — это не я. У меня в голове истории и слова. Я все время разговариваю с теми, кто напротив, иногда вербально, иногда это диалоги в моей голове.

Читай также: Андрей Ли: хочется, чтобы люди осознавали авторство своей жизни

О МЕЧТАХ И ЦЕЛЯХ

Мечта, которая сбылась, — это цель. Я за мечты, но я прагматик, и под каждую мечту предпочитаю разработать стратегию и тактику. Я не боюсь ошибиться или поменять мечту в процессе, но план должен быть. А лучше план А, план Б, план В и запасной. Я пришла в фотографию после работы в маркетинге больших компаний, наверное, это наложило свой отпечаток.

Сейчас у меня сложный этап, я пришла к тому, чего хотела, я довольна своими съемками, довольны клиенты, многие приходят во второй и в третий раз. Мне хочется новых сюжетов, хочу больше работать с детьми, меньше спешить во всех смыслах, больше времени на то, чтобы тренировать “насмотренность” и учиться. Ищу новую систему координат и новую цель, чтобы и творческий человек, и прагматик во мне были довольны.

О ЦЕННОСТИ И СЧАСТЬЕ

Для меня счастье — это когда все просто и понятно. Меня сложно вывести из себя, я сохраняю спокойствие в любых ситуациях, решаю вопросы любой сложности. Возможно благодаря тому, что я быстро адаптируюсь под среду и обстоятельства, иногда буквально за несколько секунд.
Я верю в то, что мы сами выбираем, как реагировать на ту ли иную ситуацию. В некоторых случаях это сложнее, но перед тем как начать “заводиться” я успеваю задать себе вопрос “что это даст”, и в 95% мне удается промолчать, уйти в сторону, спокойно ответить.

Вокруг меня очень много умных людей. Не скажу, что все они выглядят счастливыми, но и “горе от ума” тоже не совсем верный тезис. Проблема в том, что люди с высоким интеллектом часто не могут вовремя остановиться. Если у них появляется идея, они ее проанализируют со всех возможных сторон и невозможных, придумают тысячу причин, почему эту идею невозможно реализовать, и останутся в том же месте, где и были.

Читай также: Мирон Муза: лучше быть просто счастливым

жизнь

Я думаю, лучше быть не умным или счастливым, а с высоким эмоциональным интеллектом.

жизнь

О ВДОХНОВЕНИИ

Я дружу с женщинами. Пожалуй, я евангелист женской дружбы. Меня вдохновляют женщины, в них невероятная сила и мощь, в них всегда нужно смотреть глубже чем их социальные роли. Я в восторге от того, что в Европе, в США женское предпринимательство и самореализация выходят на новый уровень, об этом пишут книги, об этом рассказывают на TED, этому учат в вузах и колледжах. У нас это только начинается, и одна их моих целей — к этому приобщиться.
Меня вдохновляют мужчины, которые разделяют заботу о детях, которые знают, какие заколки любит дочь, как приготовить омлет сыну именно так, как тот любит, которые могут пойти на больничный, а некоторые и в декрет.

Мои дети делают меня лучше.

Я знаю, что это звучит как банальщина, но после того, как во время кризиса трех лет я три часа сидела на полу гардероба, с рыдающим и махающим руками ребенком, повторяя раз сто “нет, бить маму нельзя, я тебя люблю, но не дам себя бить”, я могу вести переговоры с кем-угодно, в любое время, в любом состоянии.

Могу понять, что иногда эмоции — это просто эмоции.

А любовь — это всегда любовь.

О ТВОРЧЕСТВЕ

В школе я ходила в литературный кружок и писала стихи. Я хотела попасть со своими стихами в сборник юных поэтов, но не получалось. Я пошла в книжный магазин “Сяйво”, посмотрела, что в тренде, купила стихи Андруховича и месяц каждый день писала, пока решила, что один стих таки неплох, даже в сравнении с “Екзотичні птахи і рослини”. Конечно на самом деле он был плох, но в сравнении с тем, что было на месяц раньше — прекрасен. И попал в сборник.
Так я, наверное, поняла, что творчество — это хорошо, но это такой же скил как любые другие, и его надо прокачивать, если ты не савант, конечно.

Читай также: Алиса Якубович: я бы поселила всех снобов в палаточный лагерь у океана

О ФОТОГРАФИИ

Я снимаю людей и их отношения. Иногда это отношения с другими людьми, иногда с самим с собой или с человечком, который появится через несколько месяцев, часто это отношение к жизни.

Чего не хватает современному человеку?

Информационное поле развивается очень быстро, нас всем хочется объять необъятное, в тренде быть “сканером”, хочется и к умным, и к красивым. В погоне за информацией мы забываем о простых вещах и эмоциях. А когда нам плохо, подпитывает нас не теория струн, а воспоминания о том, как ходили на рыбалку с отцом, валялись в траве с сестрой, смеялись весь вечер с друзьями в случайной забегаловке в случайном городе.

На другой стороне медали — качество информации. Люди перестают критически мыслить, искать первоисточники, проверять факты.

О ЖЕЛАНИИ

Хочу больше времени в сутках. Я искренне и по-доброму завидую тем, кто сначала начал снимать, а потом появились дети. Дети требуют много внимания, много эмоций, осмысленных ответов, тактильного контакта. Я какое-то время бредила Лебуалем, но мой сын запретил себя снимать, два года я могла делать фотографии только на телефон украдкой. У меня за зиму не случилось около 8 съёмок из-за болезни дочери. Дети дают намного больше ресурса, чем забирают, но все же расти быстро и качественно и совмещать творчество с хроническим недосыпом, логистикой и бытовухой — не так просто, как хотелось бы.

Читай также: Таня Руда: на моих съемках семья живет своей жизнью, а я с ней

жизнь

Читай также: Оксана Романюк: я люблю немножечко богемный образ жизни