Начав свой путь в мире моды в 1920-х как марка элегантных сумок, к которым впоследствии добавились коллекции обуви и аксессуаров, особенно полюбившихся европейской аристократии, в 1990-х итальянский дом Gucci стал в авангарде чувственного гламурного стиля. Благодаря стараниям легендарного Тома Форда в том числе. Том сразу же предложил собственное видение новой эстетики дома, которую в двух словах можно обозначить как sex sells. Он интерпретировал идею пресловутой итальянской dolce vita, но переложил ее на популярный в то время минимализм. Решение продавать сексуальность и соблазнение как часть визуального кода бренда было, с одной стороны, данью старой школе (те же снимки Ньютона для Yves Saint Laurent и самого дизайнера в рекламной кампании Pour Homme 1971 года), а с другой — попыткой создать для Gucci принципиально новую идентичность. Форду удалось провернуть трюк, который с середины 1990-х пытаются освоить владельцы всех крупных fashion-корпораций.

Он сделал из бренда объект желания, угадав, чего ждет потребитель в конкретный момент.

В нулевых и 2010-х модники пристально следили за коллекциями в стиле богемного шика 1970-х от Фриды Джаннини. А потом новый генеральный директор Gucci Марко Биццари спонтанно заявил: «Мода должна создавать эмоции, она не всегда легко объяснима. Я подумал, зачем искать кого-то на стороне, когда Алессандро может прекрасно транслировать наследие марки – все коды и ценности Gucci уже внутри него”. И на должность креативного директора был назначен Алессандро Микеле — один из главных трендсеттеров нашей новой моды. Он смешивает разные эпохи, субкультуры и стили – от преппи, фолка и диско до гранжа и экстравагантных гендерных экспериментов в каждой своей новой коллекции. Иногда даже кажется, что ему трудно будет переплюнуть самого себя в очередной раз — но нет. Он делает это без единого дрожания руки благодаря старой доброй апроприации.

Читай также: Сила в движении: спецпроект The New York Times

Апроприация (лат. appropriātio — усвоение, присвоение) — термин в истории искусства и критике, относящийся к более или менее прямому использованию в произведении искусства реальных предметов или даже других, уже существующих произведений искусства. Искусство апроприации поднимает вопросы оригинальности, аутентичности и авторства, и принадлежит к давней модернистской традиции искусства, задающего вопросы о природе или определении искусства как такового.

«Я бессовестный. Для меня создавать означает переваривать, переиначивать и собирать заново все, что прошло и проходит сквозь меня», — говорит Микеле.

Он сделал это своей фишкой — по старым кусочкам собирать новый образ. Он научился искусно подсматривать, перенимать и применять, чутко понимать ДНК модного дома и привносить в коллекции исторический контекст так, чтобы все выглядело в духе современности. К чему привели такие умения? Алессандро стал звездой модного бизнеса, а бренд Gucci — самой продаваемой маркой за последние годы.

Читай также: Сергей Сараханов: у меня нет кадров — у меня есть цель

«Секс – это не голая физиология, а еще и толика интеллекта. А одежда — это бесконечность возможностей создания новых смыслов, потому что с каждым изменением или каждой новой ассоциацией ты становишься другим человеком».

«Я почти порнографичен, в том смысле, что я отдаю дань тому, что мне нравится и что оказало на меня влияние. Я нахожу вещи, но и многие вещи находят меня, потому что случайность — это тоже штука вымышленная. Цитировать означает реабилитировать, трансформировать. Отрицать это означает обнулять сам факт творения. Мои источники настолько очевидны, что я, возможно напрасно, не считаю необходимым указывать авторство. Для меня перерабатывать прошлое снова и снова — это способ сделать одежду небанальной и не зацикливаться на технических мелочах. Что мне на самом деле интересно — это рассказать историю. И если кто-то увидит в ней фрагменты других историй — на здоровье. Мне не нужно оправдываться. Для меня важно то, что я хочу сказать».

«Я уверен, что зацикленность на будущем — верный способ не прожить настоящее».

«Сегодня нам не хватает эксцентричности, которая была свойственна ярким персонажам прошлого, поэтому в каждом своем показе я раскрываю идею индивидуальности. Стиль в одежде должен отражать ваши чувства, ваш образ жизни, ваши предпочтения и взгляды. Вот смысл, который я стремлюсь вложить в марку Gucci»

«Я так счастлив, потому что каждый день, который я посвящаю работе, несет что-то новое. Не важно, что меня ждет завтра. Возможность работать для Gucci – несказанная радость, потому что в своих моделях я могу раскрыть всю свою страсть, создать такой образ, какой мне хочется. К тому же это необычайно весело»

Читай также: Как найти себя, свое призвание и любимую работу

Вот что говорит Микеле языком моды. И вот о каком феномене, его предпосылках и следствиях 28 апреля рассуждали Марина Рыбалко – дизайнер бренда Rybalko, иллюстратор и художник, Надежда Замула – конструктор-технолог, портной и Галина Щетинина – креативный директор Текстиль-Контакт на лекции “Почему Gucci хайпуют” в Бьюти-коворкинге Y O U R S P A C E.

Там было обо всем: о приемах бренда, анималистике, эклектике и даже о создании лекал и классификации тканей. Там слушали, слышали и отражались на фотокарточках. Смотрите, погружайтесь в момент и не пропускайте следующую лекцию — потому что не знать не стыдно, стыдно — не интересоваться.

Читай также: Марина Рыбалко: шить одежду – это как космос покорять